Цветы и травы

Проклюнулась цветочная рассада в ящике на окне, тянут листочки к свету. Переставил ящик другим боком для выправления осанки. Только астры не торопятся рождаться. И эстрагон.

О Носкове

А вот еще есть такой певец Николай Носков, которого я когда-то (в далекие московские времена) однажды видел по телевизору и еще удивился, что вроде бы попса (по окружающему контексту), но при этом совершенно не характерная для попсы мощь и страсть, а тут вдруг, подбирая картинки для лекции в МГУ, взялся слушать подряд дискографию - от Тухмановского "НЛО" с группой "Москва" (82 год - глубокий совок!), через "Парк Горького" и "Николая" на английском (богатый артикуляциями рокерский вокал, напоминающий одновременно Дио и Чеслава Немена) до собственно сольников (Блажь, Паранойя, Дышу тишиной, - 1998, 99 и 2000 соответственно, дальше пока не продвинулся) - первые два любопытны переходами от хард-рока к более легким стилям и странными стилистически миксами, а третий, условно говоря романсовый, по-моему, просто великолепен.

Так вот и узнаешь с запозданием в десять с лишним лет то, что в свое время по каким-то причинам прошло мимо, никак не задев, каким-то параллельным курсом, а тут вдруг параллели сошлись, что еще раз свидетельствует о том, что время (а также пространство и "я" - все, что разделяет и обособляет) - большая иллюзия майи, как говорил в Лалитпуре Толик Величко, утешая меня в моей абстинентной раздражительности, проходя в утреннем тумане по Дарбар-сквер мимо пагод и слонов.

О здоровье

Полупростыл от вечернего похода на восток за книжками, которые сам себе послал с запада на чужой адрес, проваливаясь по колено на каждом третьем шаге.
  • Current Music
    Yoko Ono - Greenfield Morning I Pushed An Empty Baby Carriage All Over The City

Хорошая идея, между прочим -

жарить яичницу с сосисками на Вечном огне.

А также сморкаться в государственный флаг и подтираться вырванными страницами из библии.

Тем временем фрустрированные пользователи ЖЖ распавшейся мегамедузой делают ко-ко-ко и кирикуку в тифаретнике и лайкаются в еблобуке, сжигаемые одним стремлением, одной мечтой - прильнуть и слиться.

Улыбающиеся лики будто слились в одно всеобщее, расплывшееся в умильной ухмылке, глобальное ебло, и оно излучало трепет и восторг раскрытия последней тайны...
(Егор Радов. Суть)

Война и жопа

Масса ссылок на запись igrick "Как закалялся ЖЖ" (с примечательными тегами: ddos, война, жж, жопа, сводки с фронта), в которой, в частности, сообщается:

Вчерашняя атака была направлена на первые десятки топовых блогеров и сообществ. Таким образом, можно смело утверждать, что атака была направлена непосредственно на сам сервис, без каких-либо персональных предпочтений со стороны атакующих. И причина атаки в данной ситуации более чем очевидна — кому-то очень хочется, чтобы ЖЖ перестал существовать как площадка.

Резюмируя, стоит сказать единственное — сверхцелью всего этого является манипулирование аудиторией ЖЖ, дабы ее размазать по другим социальным сетям, и стендэлонам, где, понятное дело, бороться с отдельно взятым пользователем в сотни раз проще. Вопрос теперь заключается лишь в том, поддадимся мы на это или нет. Это война, и, увы, без жертв в ней не бывает.


Многие лже-юзеры причитают о незаменимости жэжешечки и выражают свое no pasaran. А по мне так решение проблемы должно состоять не в сохранении этого добровольно-принудительного колхоза, а в нахождении технических решений наподобие p2p, которое позволило бы пользователям всех стран совокупляться в любые конфигурации независимо от платформы без посредства какого бы то ни было центрального сервиса.

Это лучше, чем латать тришкин кафтан, вставляя в раздувающуюся жопу все новые и новые затычки.

ЖЖ: взгляд постороннего

1.
Несколько дней не включал комп. За это время меня добавили во френды несколько десятков пользователей с однообразными именами типа «васямашин» и «машавасина», журналы которых состоят из псевдоосмысленных копипейстов на разные темы. Другая общая их черта: пятьсот-тысяча+ френдов и 1-3 френдз-оф. Кто эти стратегические пользователи, чего хотят? Не знаю и не уверен, что хочу знать.

2.
Заглянул в ленту. Долбоеб кичится количеством своих френдов в ЖЖ и твиттере со статистикой и графиками и нахваливает хуюгл, говоря, что это лучший проект, который он сделал в своей жизни. Из праздного любопытства ткнул в ссылку определителя места по IP. Вылезло: IP такой-то; местоположение: Кувейт. В самом деле хуюгл.

3.
Блогер №2 тема стебется над другим, написавшем на визитке «блогер №1», говоря, что это все равно что написать у себя на сиськах «самая клевая телка», после чего в следующем посте мычит и блеет и собирает, как водится, сто тысяч комментов.

4.
Маратгельман, отвечая на вопрос Литвинович, как он пережил ддос, говорит, что не может жить без ЖЖ, потому что у него сто тысяч френдов и это ему сущностно необходимо для успешной профессиональной и личной жизни.

5.
Обсуждают очередные подвиги группы «Война», документировано избитых ментами, облитыми мочой; некоторые при этом осуждают эксплуатацию военного младенца в целях политического артистизма.

6.
Всякий раз, отрывая ленту после некоторого перерыва, поражаюсь ощущению низкочастотных нечистот, в которых тонут любые осмысленные и симпатичные посты. Кажется, это не лечится: как ленту не чисть, куда ни ткни – медвепуты, хуюглы, разжигание розни и получение пизды. Воистину, людям нравится жить в аду, который они сами себе создают.

7.
a) Из под шапки чубчик так и вьется, так и вьется по ветру («Чубчик кучерявый»).
b) В результате довольно часто получается, что отвращение к самолюбованию какой-нибудь длинноволосой блондинки приводит к яростной проповеди того, что волосы на голове женщины – уродство, а бабы должны бриться налысо и красить лысину в чёрный цвет. Хотя вообще-то второму нравятся каштановые кудри и стрижка каре, а от баб с чёрной лысиной он «сам первый прочь побежит». (krylov)

Саморегуляция зла: Еще о японских бандитах

Японская преступность ... организована (и в прямом, и в переносном смысле) настолько четко, что подавляющему большинству сограждан не мешает, и при ежедневном свидании с этой организованной преступностью японцы не поминают всуе мафию и никаких ощутимых последствий на бытовом уровне не испытывают.

Такая благодать существует в японской природе давно и объясняется тем, что “типовой” бандит в Японии — это не социальный выкидыш, а служба, профессия, обладатель которой принадлежит пусть и не к самой лучшей и престижной, но к части общества — не за его пределами, а внутри этих пределов.

Японский “кадровый” бандит поэтому не изгой и не “волк”, привыкший к беспределу и постоянно загнанный в угол, а горячий патриот своей японской родины, почитатель традиций и строгий хранитель свода законов и установок, определяющих его поведение, “место в строю” и рамки допустимых вольностей.

Исстари на японских гангстерских знаменах стоял дивный для бандитов любой другой нации девиз: “Чувство долга и Человечность”, а в уставах преступных группировок содержался пункт о необходимости содействия процветанию страны и населяющих ее граждан. Японским бандитам директивно запрещено начальством вступать в “несанкционированные” конфликты, вызывать недовольство “простых трудящихся” и порочить недостойным поведением репутацию организации.

Таких служивых профессионалов в Японии — около ста тысяч, объединенных в несколько тысяч мелких преступных объединений и восемь крупных синдикатов, среди которых нет ни одного подпольного или нелегального. Все открыто: у крупных, как сказали бы у нас, “бандформирований” есть свои многочисленные офисы и представительства в разных точках страны, гимны и знамена, значки в петлицах и даже специфический узор татуировок, по которому принадлежность к тому или иному формированию определяется безошибочно. Японские бандиты регистрируются в полиции, ходят к околоточному с новогодними поздравлениями и, по приказу босса, безропотно сами являются с повинной в участок, если в том есть нужда для организации.

Новобранец поступает в японскую банду, как на работу, — он получает подобие жалованья, часто живет постоянно в резиденции босса, по старости имеет гарантированную пенсию и никогда не отрывается от коллектива и не занимается самодеятельностью. Японский бандитский “менеджмент” чрезвычайно жесткий, и главный принцип в нем — абсолютное послушание приказу вышестоящего и соблюдение устава организации. “Наем”, как и в большинстве японских компаний и фирм, — пожизненный, так что пройти испытательный срок и влиться в ряды легче, чем расстаться с новой “семьей”. Синдикаты дают “вольную” очень редко, а карают за дезертирство и любые огрехи на службе вообще очень люто. Силком, однако, в криминальный мир никого не тянут, а путевки “в закон” через зону в Японии вообще как явления не существует (потому что в стране ни одной зоны нет), так что приобщиться к прелестям организованной преступности можно только по собственному желанию и по зову темперамента.

... В этом феномене не только японская генетическая тяга к коллективизму и групповым приоритетам поведения, но и мудрая философия властей, еще три сотни лет назад заключавших с гангстерами своего рода договоры об общественном согласии и разделении ответственности.

... с неорганизованной преступностью и уголовной вольницей, с социальными беспорядками вообще в Японии одинаково сурово борются и власти, и “кадровые” гангстеры, — общественная безопасность и спокойствие важны принципиально и в равной степени обоим “полюсам”. Не случайно поэтому японские гангстерские синдикаты в периоды бурной борьбы японских трудящихся за свои права и стачечной активности всегда были на стороне властей. Не случайно именно японские бандиты удерживали “в берегах” японский люмпен, страхуя все остальное общество от неприятностей. Не случайно, наконец, и то, что особо темпераментных и “отмороженных” бойцов криминального фронта “нейтрализуют”, в том числе и физически, не власти, а коллеги по профессии.

Такая “социализация” японской организованной преступности принесла Японии значительно большие дивиденды, чем предпринимавшиеся периодически в разные времена попытки силой корчевать порок. Зло при этом, разумеется, не переросло в добродетель, но оказалось достаточно управляемым и даже саморегулируемым — в тех дозах и пределах, которые были отпущены ему прагматичным обществом.

--- Сергей Агафонов. Тень сурка

(По наводке selfishrna)