Eugene Gorny (e_g) wrote,
Eugene Gorny
e_g

Categories:

Груз 200

Ужасное в России - не "исключительные герои в исключительных обстоятельства" ("маньяк-одиночка, "семейка фриков", "дом с приведениями"), а ткань-основа самой жизни (по Чехову - "ужас обыденности"; "чернуха" по-перестроечному). Значимому нарушению нормы (западный "ужас") противостоит онтологическое отсутствие нормы как таковой (русская чудовищность). "Груз 200" Алексея Балабанова - яркий тому пример. Фантазмы "Техасской резни бензопилой" оборачиваются здесь "Каляевским изнасилованием бутылкой" в бане с самогоном, а детективная занудность "Зодиака" - выстрелом в затылок в коридоре ментовки. Ближайший родственник "Груза", если говорить о кино, - фильм "4" Ильи Хржановского, а диалектический антипод обоих - "Остров" Павла Лунгина.

Критики о фильме:

«Груз 200» на сегодня лучший фильм Балабанова. Он подминает под себя даже самого устойчивого и здравого зрителя, притом во многом именно потому, что Балабанов поначалу запинается и мычит. Первые пять минут думаешь, что Алексей Октябринович окончательно выдохся, вторые пятнадцать — что он, кажется, снял недурную черную комедию, а когда понимаешь, что на самом деле происходит, уже поздно включать защиту. Как герои вестерна, фильмов Такеси Китано (ну или своих собственных), Балабанов не тратит время на то, чтоб прицеливаться и вставать в позу: секунду назад ты снисходительно улыбался, секунду спустя — уже убит.

[...] «Груз 200» вызовет бесконечное число претензий морального толка, и трактовать его тоже можно до посинения. Самая очевидная цепочка — что Балабанов выводит советскую власть в виде маньяка, далее — что он ставит знак равенства между 1984-м и сегодняшним днем, тем самым в одиночку выходя против главенствующей сейчас в России идеологии позитивизма и радостного примирения с мертвым советским прошлым. Он идет и дальше — туда, где политическая аллегория заканчивается и начинается чистая бесовщина, обитель зла, территория, куда нормальные люди не ходят и куда Балабанов вступает со спокойствием человека, которому совсем нечего терять. (Роман Волобуев)

В одном из интервью Алексей Балабанов пообещал, что «Груз 200» будет жестким фильмом. Это не совсем так. Для благодарного зрителя картина станет личной катастрофой. Дело тут не в жестокости. Если существует абсолютный музыкальный слух, то есть и абсолютное режиссерское зрение, которое Балабанов и демонстрирует в картине. С его помощью он вскрывает зрителя, как старую банку тушенки из армейских запасов, выпуская на волю весь мрачноватый хлам, который в целости пролежал с 1984 года. И тут оказывается, что, хотя формально фильм об СССР накануне распада, СССР исчез, а распад непонятным образом остался. (Антон Костылев)

После такого фильма — только стакан водки. Не закусывая. Ходят мрачные пророчества, что «Груз 200» может стать первой российской полочной картиной — ведь, поди, раздадутся еще и обвинения в русофобстве (это Балабанов-то русофоб, которого после «Брата» и особенно «Брата-2» и «Войны» обзывали чуть ли не черносотенцем?). (Юрий Гладильщиков)

В сцене, когда оборотень в погонах везет на мотоцикле прикованную девушку-жертву через бесконечные промзоны, звучит тот же самый победно-лирический аккомпанемент. И кто скажет, что эта сцена смотрится как ретро, а не как сегодняшний день и как наше вечное настоящее, прошлое и будущее. (Андрей Плахов)

«Груз» — фильм выдающийся: возможно, главное кино года. Скажу больше: один кадр, в котором на кровати гниет в парадной форме мертвый десантник, поперек кровати лежит голый застреленный Баширов, в углу комнаты околевает настигнутый мстительницей маньяк, а между ними на полу рыдает в одних носках его голая жертва, невеста десантника, а в комнате кружат и жужжат бесчисленные мухи, а в кухне перед телевизором пьет и улыбается безумная мать маньяка, а по телевизору поют «Песняры» — разумеется, «Вологду-гду», — этот кадр служит абсолютной квинтэссенцией русской реальности начала 80-х и вмещает в себя такое количество смыслов, что критика наша наконец-то наинтерпретируется, если не разучилась окончательно. (Дмитрий Быков)

*

"Вчера была зачистка, и духи наших пацанов положили. Мы с Гришей чудом уцелели, а прапорщика ранило в жопу".











Из монотонных будней
Я тихо уплыву
На маленьком плоту
Лишь в дом проникнет полночь
Мир новых красок полный
Я быть может обрету
Subscribe

  • История с головой

    Выйдя утром из дома, М. обнаружила на тропинке голову барана с закрученными рогами и выеденными глазами. Обеспокоившись, что матушка может об нее…

  • A day in the life

    Весь день - сильный ветер. Музыкальные трубочки сходят с ума. В городе - influenza, кашель, чих и 38 и 5. Нотариус, милая дама, подсказавшая…

  • Венеция, Ка

    Секс-драмеди "Californication" и черно-комедийная супернатурально-мокументарная драма "True Blood" связаны не только ассоциативно, но и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments