January 14th, 2011

Вундеркинд

At the age of fourteen, he was a married man
At the age of fifteen, the father of a son
At the age of sixteen, his grave it was green
And death had put an end to his growing

Гудков о делегитимации режима

По представлениям россиян, прожиточный минимум в среднем на одного человека сегодня должен составлять не менее 10 000-11 000 руб. в месяц (уровень абсолютной бедности, по их мнению, начинается с дохода в 7200 руб.), тогда как душевой доход в семье едва достигал 9100 руб.

Чувствуют себя «защищенными законом» в среднем по стране 33% (в Москве -15%, в селе — 42%); чаще об этом заявляют чиновники, силовики и пенсионеры.

Беспокойство, вызванное снижением доходов, усиливается растущим пониманием того, что нынешняя политическая система оказывается не просто тормозом для развития страны, а представляет все более серьезную угрозу для общества и его будущего. И здесь мнение статистически незначительного, но интеллектуально более развитого и продвинутого, материально обеспеченного, более информированного меньшинства значит гораздо больше, чем настроения косного и депрессивного, фрустрированного большинства.

Но чем дальше, тем яснее становится, что безальтернативное руководство страны для того, чтобы удерживать власть в своих руках, вынуждено уже не только манипулировать выборами и использовать разного рода политтехнологии для удержания людей в состоянии социальной прострации и апатии, но и шаг за шагом ужесточать репрессии против оппозиции и усиливать общий контроль за обществом, уже не обращая внимания на необходимость какого-либо прикрытия в виде легальности, правосудия, справедливости и т. п. Перспектива не только «получить дубинкой по башке», но и лишиться состояния, провести остаток жизни в лагере становится все более отчетливой и убедительной для массы более активных и предприимчивых людей.

Незаметные в начале 2000-х гг. процессы интеллектуальной и моральной деградации общества стали к концу десятилетия не просто явными, но и повлекли за собой необратимые изменения. Стало очевидным, что ничем не ограниченная система власти резко снижает эффективность управления, подменяя задачи стратегического развития страны вопросами удержания власти и личного обогащения ближайшего к высшему руководству круга лиц. Негативный подбор и селекция людей во власть, основанная на личной лояльности и оппортунизме, а не на компетентности и деловых качествах кандидатов, неизбежно портит качество функционирования государства и упраздняет публичные механизмы политического целеполагания и контроля за администрацией. Очевидная для общества деквалификация и аморализм власти, проявляющиеся прежде всего в расширении масштабов коррупции и произвола, не может не приводить к делегитимации персоналистического режима и всей системы государственного управления.

За деградацией публичной жизни просматривается общее снижение интеллектуального уровня общества, девальвация культуры, нарастает коллективная апатия и бесчувственность.

Социальная жизнь, как и в советское время, резко разделилась на события, значимые для образованного меньшинства (8-12% населения), для которого еще сохраняются высокие стандарты оценок и вкуса, — и на то, что наполняет сознание большинства, что мелькает в виртуальном пространстве, создаваемом кремлевской пропагандой и информационной или развлекательной попсой. Если упомянутое меньшинство использует все многообразие независимых от власти источников информации и ее интерпретаций (прессу, интернет, мнения экспертов и специалистов), то в телевизионном мире первых каналов, являющихся для двух третей жителей России практически единственным источником представлений о том, что происходит в жизни страны, господствуют экранные звезды, начиная от первых лиц государства и кончая разнообразными клоунами, объясняющими смысл их поступков и выступлений.

На вопрос «Есть ли у вас подобная банда в вашем городе/районе?» ответили «да» 20% опрошенных.

Насилие (в самых разных формах: от легального принуждения, избирательного правоприменения до рейдерства или прямой уголовщины) стало принципом социальности, нормой конституирования социальных отношений.

Это на первый взгляд явное преимущество выходцев из спецслужб в перспективе оказывается их скрытым дефектом: нынешнее насилие лишено культурной легитимации, даже советского идеологического оправдания «строительством нового общества» или «враждебным окружением» первой страны социализма. Попытки авторитарного режима легитимировать свой статус посредством апелляции к символическим суррогатам традиции (поддержке РПЦ или других религиозных конфессий, допущенных к обслуживанию власти) или через возбуждение иллюзии национального возрождения особого успеха не имеют. Как показывает Манеж, а ранее Кондопога и другие случаи, этот джинн очень скоро обретает антигосударственную направленность, поскольку клептократическое государство не в состоянии адекватно реагировать на его запросам.

Искусственно навязываемому фундаментализму не на что опереться, поскольку традиции, определявшие некогда уклад жизни, сословные представления об этике, чести или нормах поведения, были полностью разрушены еще в советское время. Поэтому существующие институты насилия воспринимаются сегодня либо как привычное принуждение, либо как полное беззаконие, как проявление безудержной жадности и бессовестности тех, кто допущен к власти.

Читать полный текст: Лев Гудков. Новогодний баланс: Без будущего // Ведомости, 12.01.2011, 2 (2768)
  • Current Music
    The League Of Gentlemen - Thrang Thrang Gozinbulx II