February 15th, 2010

Тюремный дневник блоггера-диссидента

Перемещение из свободы в несвободу произошло как-то буднично, не вызвав никаких чувств - ни трепета, ни волнения, ни возмущения несправедливостью, ни ненависти к тем, кто принял решение отправить меня из мира добропорядочных граждан в мир воров, убийц, мошенников, насильников...

Ирек Муртазин. Записки арестанта

via humanrights_ru

Пограничный год, или Избавление от книг

Сергей Беляков. Библиотеки против книг // chaskor.ru, 16.09.2009

А вы знаете, что по всей России уничтожают книги? Кто бы вы думали? Не скинхеды, не фашисты, не анархисты, а самые обыкновенные библиотекари. Книги списывают и отправляют в макулатуру, предварительно оторвав обложки.

Профессора и академики молчат. Молчат писатели и учёные. Известные журналисты, колумнисты популярных изданий не пишут об этом. Ничего удивительного, ведь они попросту не ходят в публичные библиотеки.

*
А вот Житинский сходил. И не смолчал.

Сейчас узнал шокирующую вещь.
Мне понадобилось найти несколько книг одного автора в старом советском издании примерно 70-80 годов. Я обратился за помощью к знакомой сотруднице Лермонтовской библиотеки. Это сеть, насчитывающая, кажется, 14 библиотек во главе с Центральной на Литейном проспекте.

И она мне сообщила следующее.
В связи с нехваткой площадей для хранения, все книги, изданные ранее какого-то года, подлежат списанию и уничтожению.
Просто по году издания - не по автору, не по жанру, не по редкости издания, а просто "старые".

- И какой же у вас сейчас пограничный год? - спросил я. - Раньше которого уже все пошло в макулатуру.
- Кажется, 1999, - сказала она.

Зачистили

Сбор черемши – традиционный источник сезонного заработка, прежде всего для самых бедных семей.

Собранные сведения, показания выживших свидетелей, характер пулевых и ножевых ранений, позволяют утверждать, что люди были расстреляны в упор и, возможно, добиты.

(no subject)

Опавшие растаявшие листья снежинки

По дороге в бассейн под мокрым снегом в голову пришла мысль, до того неожиданная и точная, что я рассмеялся. Подумал, приду домой запишу. И вот - забыл. Ощущение от мысли помню, а саму мысль нет.